Фото вип букетов

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Estee Lauder Pleasures Отзывы покупателей


вип букетов фото

2017-10-18 12:54 Терпевшим меня 1 Андрей Павлович Булыгин вышел из душевой кабины, тщательно вытерся и Быстрая доставка букетов и цветов по Москве и Московской области от 24cvetyru Онлайн заказ!




Один приятель говорит другому: - Ах, черт, кошелек забыл, а мне десятки не хватает. Одолжишь? - Ну, держи. На следующий день. - Я тебе десятку должен? - Да. - Опять я кошелек забыл. Одолжи еще 40, буду тебе ровно полста должен. - Ну, хорошо. На следующий день. - Я тебе 50 рублей должен? - Да. - Опять я сегодня без кошелька. Давай, ты мне еще 150 займешь, а я уж тебе 200 тогда отдам. - Ну, ладно. На следующий день. - Я тебе 200 должен? - Ну, конечно. - Давай я уж у тебя для ровного счета еще 300 займу и потом сразу полтыщи отдам. - Ну что ж делать, давай. На следующий день. - Я тебе 500 должен? - Нет!


Садо-мазерфакер






Oда водопроводу На фиг мне водопроводы Усли я - дитя природы; Я могу и без воды Завсегда туды-сюды!


Настоящий оперработник должен пройти по жизни тихо и незаметно. И умереть подпольным миллионером. В. Путин, 1983 год Пришел как-то новый начальник-сокол в птичью контрразведку и начал назначения делать. Естественно, нашлись недовольные, написали жалобу Царю-Орлу, что неправильно он должности распределяет. Тот вызвал сокола к себе и говорит – «Ну, рассказывай, кого куда назначил и почему? » Сокол рапортует, дескать воробья – в наружку, он незаметный, маленький, пронырливый и нахальный, самое ему там место. Павлина – в пресс-центр, он представительный, ходит важно, экстерьер подходящий, да и больше ни на что не годится, пусть хоть пресс-конференции проводит. Клестов – в следаки, они любую проблему, как шишку расклюют, только шелуху оставят, щеглов – в опера, дятла замом поставил – недалек, но предан и обо всем докладывает. «А куда ты»,-говорит царь-орел,- «Ворона дел? » А он как был старшим опером по особо важным делам, так и остался. Правда, писать не умеет, читать не умеет, летать давно разучился, но и обижать нельзя – триста лет выслуги! В годы застоя иностранным разведчикам работать в СССР было сложно – все иностранцы были на виду, а уж дипломаты – под постоянным наблюдением. Поэтому в основном сотрудники спецслужб собирали сплетни из разных газет, да жили интересной внутренней жизнью – друг друга вербовали, разоблачали, соблазняли друг у друга жен и имитировали активную работу. Контору это устраивало, да и ясно было сразу, кто есть ху, как говорил впоследствии один меченый сукин сын. Каждый новый дипломат, приехавший в Москву, попадал в пристальное изучение – не кадровый ли разведчик, а может авантюрист какой перспективный или тайный порок имеет – в разведке, знаете ли, нет отбросов, есть кадры... И вот приехал в Посольство Японии, что у Никитских ворот, новый дипломат. Японцы против СССР активно не работали, так что отношение к ним было, в общем, вполне нейтральное, но новичок сразу привлек к себе внимание. Во-первых, он самозабвенно, просто до изнурения занимался карате, а во-вторых – повадился, сволочь, бегать по ночам, в связи с чем и получил оперативный псевдоним «Сука-сан». Три часа ночи, самое время поспать, а тут вдруг выбегает эдакий финик из посольства и давай лупить по бульвару во все лопатки. На машине за ним не поедешь – засветишься, и не побежишь – он же лось, хрен догонишь, да и расшифруешься опять же. А не узнаешь, куда он бегал – начальство три шкуры спустит, он может тайник заложил или нашпионил? Да в конце концов просто спать хочется, этот-то вернется – отоспиться, его совесть мучить не будет, на то он и сука-сан, а нам вместо отдыха смену сдавать, отписываться, где его носило... Что делать? Один раз он так убежал, второй, третий…. И вот теплой июньской ночью Сука-сан бежал по Никитскому бульвару. Ночью хорошо бегать – есть возможность сосредоточиться, привести свои тело и душу в состояние равновесия с природой, успокоить сердце, никому не мешая проанализировать день прошедший и подготовиться ко дню грядущему. Бармалея, спящего под кустом после вечернего пузыря и привычной поп.здовки, разбудил неприметный человек. Бармалеем его называли за привычку мгновенно высасывать весь пузырь, купленный в складчину и тут же бросаться в драку на обделенных собутыльников. Бит ими он бывал жестоко и регулярно, но утренняя похмельная тоска сильнее вчерашних побоев. «Из горла будешь? »- ласково спросил неизвестный. «Ну? » ответил Бармалей, не вдаваясь в детали и втянул остававшийся в чекушке глоток огненной воды. «Медицинсск-ий» восхищенно икнул он, облизнувшись. Выпитое сразу ввело его в режим поиска и уничтожения. «Хочешь еще»? - ласково пропел неизвестный. «ГАА», - прокрякал Бармалей, осознавший ответственность момента. «Урой того урода нерусского, чтобы он больше к моей жене не бегал»,- грустно попросил неизвестный, показывая на приближающегося по бульвару физкультурника. Желание отблагодарить спасителя и защитить правое дело придало Бермалею сил и он со всей дури врубил остававшейся в руке пустой чекушкой по затылку пробегавшего мимо чурки. Тот успел среагировать, но не ушел от удара вскользячку, упал на руки и с диким вскриком рванулся к Бармалею. В отделении милиции, куда был поздней ночью доставлен японский хулиган, без видимых причин зверски избивший алкоголика Юрия Попова по кличке «Бармалей», о случившемся был немедленно составлен протокол. Вызванный в МИД СССР Посол Японии долго извинялся за разнузданное поведение своего дипломата, высланного из страны в тот же день, и выражал готовность Японского правительства оплатить лечение невинно пострадавшего советского гражданина. Специальным меморандумом МИД Японии, всем японским дипломатам было категорически запрещено покидать территорию дипломатических представительств в государствах Варшавского договора после 23-00 по местному времени. После длительного лечения в институте Склифасовского, Юрий Попов бросил пить, вернулся на работу инженером в почтовый ящик и пристрастился к игре в шахматы, а вот восточные единоборства до самой смерти недолюбливал.